Посрамления на пути в Эрец Исраэль

Хасидские рассказы

Абита-нифлаот Главы Шлах 82 г.

По пути в Эрец-Исраэль рабби Нахман из Бреслава прибыл со своим учеником р. Шимоном в Стамбул. Перед их прибытием рабби Нахман сказал своему ученику: «Предупреждаю тебя, чтобы ты не раскрыл никому, кто я такой, даже если тебя спросят обо мне».

В Стамбуле они встретили двух украинских евреев, которые возвращались из Израиля к себе домой. Один из них даже знал р. Шимона, который объяснил: «Я сопровождаю этого молодого еврея в Эрец-Исраэль, еврея, который путешествует с разрешением, полученным им от Австрийской империи, для выполнения указаний своего раввина».

Евреи с Украины стали думать, что рабби Нахман — человек, который едет в Израиль, чтобы выступить против рабби Авраама из Калиска, одного из учеников Магида из Межрич, который приехал со своими хасидами, чтобы жить в Тверии. Это заблуждение настолько вошло им в голову, что они придумали ему доказательства. Они спросили об этом р. Шимона: «Ты спрашивал своего раввина, рабби Нахмана, следует ли тебе путешествовать с этим человеком?» «Я спрашивал», — последовал ответ, но его словам не поверили.

Снова и снова эти люди пытались выяснить у рабби Нахмана, кто он такой, и снова и снова он запутывал своими ответами. Когда его спросили, является ли он коэном, он ответил: «Да». На следующий день он сказал, что он не коэн, и пояснил: «Коэн подобен мере милосердия-хеседу, а еврей, не являющийся коэном, — это другая мера. И слава Богу, у меня есть и эта мера, и другая мера».

Однажды рабби Нахман заставил их принять его за итальянского еврея из Лагорны, а однажды он показался им сыном цадика из Комарны.

Каким бы именем ни называли его — он отзывался и приходил к ним. Когда его называли Авраамом, он отвечал и приходил; Когда его назвали Шмуэлем — он отозвался; и т. д. и т. п. Он сказал: «Каждое имя направлено против одной из сфирот в тайной Торе. А я, слава Богу, включаю в себя все сфирот, и у меня есть все эти имена».

Сказал им рабби Нахман: «Я не открою вам цели моего путешествия, потому что я не узнал ее даже для себя. И все же – как хорошо и приятно сидеть вместе, хотя вы и не знаете моей цели». Эти люди сказали: «Вот ты говоришь, как один из известных цадиков, таких как рабби Барух из Межибуж, рабби Шалом из Пароховиц или рабби Нахман. Но мы знаем, что ты не кто иной, как противник Ребе из Калиска».

От этого люди стали его ненавидеть, презирать и проклинать сильными проклятиями. Разными способами эти люди пытались сорвать продолжение путешествия рабби Нахмана в Землю Израиля.

Иногда рабби Нахман будил их ото сна, тем самым приводя их в большой гнев, и все вновь повторялось — они проклинали и презирали его. Было очевидно, что рабби Нахман пытался опозорить себя и ссориться.

Р. Шимон спросил его: «Рабби, почему ты позволяешь им презирать тебя?». Рабби Нахман ответил ему: «Знай, что этот позор — великая милость для меня. Без него я не смог бы прибыть в Землю Израиля. Потому что туда невозможно попасть, если ты сначала не окажешься в ситуации смирения-шифлут и малости-катнут. Поэтому эти позорные ситуации спасли мне жизнь, иначе я мог бы умереть в Стамбуле и не попасть в Землю Израиля».

(По Шивхей Ãран)

Объясняется, что грех соглядатаев проистекал из гордыни, боязни потерять свой высокий статус в собственных глазах… С другой стороны, рабби Нахман из Бреслава адаптируется к совершенно противоположной мере, мере смирения. Вот что говорили великие мудрецы хасидизма: Чтобы приобрести «очень-очень хороша страна», нужно действовать посредством качества «будь очень, очень (в высшей степени) смирен» (Авот 4, 4)… Чтобы достичь земли и вдохнуть счастливую и способствующую приобретению мудрости атмосферу , человек должен уменьшить себя перед святой землей, которую он топчет.

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.